14 октября 2019

Как консультант с Манхэттена променял престижную работу и бонус в $100 000 на стартап в России и не пожалел

Основатель компании Maximum Education Михаил Мягков бросил престижную работу в США и переехал в Россию, когда в стране ввели обязательный ЕГЭ. О решении он не пожалел: спустя шесть лет проект предпринимателя готовит к экзаменам по 30 000 детей в год и входит в тройку лидеров рынка

Путь Михаила Мягкова до 2013 года выглядел как мечта любого карьериста: окончил университет в Тель-Авиве, работал в корпорациях, получил MBA и в 2009 году устроился в нью-йоркский офис одной из самых престижных консалтинговых компаний мира BCG. Но спустя три года «что-то пошло не так»: годовой бонус в $100 000 и офис на Манхэттене Михаил променял на образовательный стартап в России. «Как раз тогда обязательным для всех выпускников российских школ стал ЕГЭ. Я увидел, что ниша подготовки к нему никем не занята, и решил не терять времени», — вспоминает Мягков. В 2018 году на продаже онлайн- и офлайн-занятий, учебников, а также франшизы его компания Maximum Education заработала 614 млн рублей выручки и, по расчетам Forbes, около 60 млн рублей прибыли.

Долгий путь на Манхэттен

Михаил Мягков родился в украинском Львове, но еще школьником решил, что хочет уехать в Америку, где жили родственники: «Я побывал в Нью-Йорке, увидел Манхэттен и решил, что  хочу здесь работать, когда вырасту». В начале 1990-х, когда ему было 15, семья перебралась к родным в Тель-Авив. «Плохо помню, что происходило в тот период, но знаю, что многие наши знакомые, как и мы, мигрировали», — вспоминает Михаил. В Израиле он окончил школу с углубленным изучением программирования и поступил на юридический факультет в Тель-Авивский университет: «Не хотел всю жизнь сидеть перед компьютером, а быть юристом и убеждать людей в судах казалось престижным и интересным». Правда, ко второму году обучения юриспруденция ему наскучила. По вечерам он стал подрабатывать в образовательном центре Kidum — готовил абитуриентов к израильскому варианту международного теста для поступления в бизнес-школы GMAT (Graduate Management Admission Test).

Окончив вуз, Мягков устроился на позицию младшего бренд-менеджера в израильское подразделение Procter & Gamble. В 2004-м, через год, его переманили обратно в Kidum. Центр только что купила крупная образовательная компания Kaplan, которая уже тогда разрабатывала собственные офлайн- и онлайн-курсы, учебники и программы для подготовки к различным экзаменам. В Kidum его позвали сразу на должность руководителя отдела маркетинга. Мягков налаживал контакты с рекламными агентствами и разрабатывал стратегию позиционирования бренда. Часто его отправляли для обмена опытом в головной офис Kaplan в Нью-Йорке. В одной из таких поездок Мягков познакомился с гендиректором компании Джоном Полштейном, который рассказал, что учился на MBA в Гарвардской бизнес-школе. Михаила это вдохновило, и он сам захотел получить такую степень: заполнил анкеты и подал документы в Уортонскую (в Филадельфии), Гарвардскую (в Бостоне) и Чикагскую бизнес-школы.

Тогда же, в 2006-м, руководство израильского офиса Kaplan неожиданно предложило ему должность директора по продажам. Мягков, который «ни разу в жизни ничего не продавал», засомневался, но все же согласился на повышение. Полгода он собирал новую команду продажников и, по его же словам, за год сумел выйти на рекордные для компании результаты. «Я тогда зарабатывал порядка $6500 в месяц и чувствовал себя суперуспешным», — вспоминает Мягков.

В середине 2007-го Михаил получил положительный ответ от Чикагской и Уортонской бизнес-школ и решил покинуть корпоративную зону комфорта: «Меня принимали в одни из лучших бизнес-школ мира, после которых люди руководят компаниями в Нью-Йорке и основывают свои. Моя детская мечта о Манхэттене перевесила желание расти в Kaplan». Мягков выбрал Уортон, откуда выпустились, например, Илон Маск, Юрий Мильнер и даже Дональд Трамп. Двухгодичное обучение стоило около $80 000, которые Михаил взял из личных сбережений.

После первого курса Мягков устроился на летнюю стажировку — консультантом в Boston Consulting Group (BCG) в Нью-Йорке. Через год, когда он получил степень MBA, BCG предложила ему постоянную работу на той же должности.

Следуй за ЕГЭ

В BCG Мягков консультировал крупные международные компании (называть их запрещено по договору о неразглашении). Бизнес некоторых клиентов — например, PepsiCo — был связан с Россией, поэтому Михаил часто бывал в Москве. Прежняя работа в Kaplan сказалась на его интересах: в командировках он обращал внимание на местные образовательные сервисы и расспрашивал новых знакомых о том, как в стране устроена система образования.

В начале 2009-го для выпускников российских школ стал обязательным Единый государственный экзамен. Но подготовкой к нему занимались в основном частные репетиторы и быстро сориентировавшиеся небольшие офлайн-центры, заметил Мягков. По его словам, в России тогда работала офлайн-сеть центров с мастер-классами для старшеклассников «Юниум», онлайн-платформа LinguaLeo для изучения английского языка и софт для школ и учеников «Дневник.ру» с электронным доступом к оценкам. «В онлайн-формате к ЕГЭ не готовил никто», — считает предприниматель. Правда, первые шаги в школьном онлайн-образовании тогда делал как минимум один из нынешних лидеров рынка — проект «Фоксфорд». Мягков о нем не знал. Поначалу «Фоксфорд» занимался трансляцией лекций преподавателей Физтеха в школах Москвы, а затем стал создавать свои онлайн-курсы для школьников. Известность стартап приобрел в 2014-м после объединения с «Нетологией-Групп».

Михаил понял, что на его глазах формируется огромный перспективный рынок. «Помню, стою в офисе BCG, смотрю через окно на Манхэттен и спрашиваю себя: «А что я теперь могу сделать со своим опытом в маркетинге, продажах и консалтинге? Могу ли построить что-то значимое?» — философствовал Мягков. Он взвесил все за и против и решил прощупать почву российского онлайн-образования.

Начал с нетворкинга. Вплоть до конца 2012 года все отпуска он проводил в Москве: общался с предпринимателями и топ-менеджерами, которые тоже выпустились из американских бизнес-школ и работали в крупных компаниях, рассказывал об образовательных мыслях потенциальным инвесторам. Идею проекта Мягков тогда описывал как «Kaplan, но в сегменте подготовки к ЕГЭ». «Но в нее не верил никто. Часть говорила, что рынок занят частными репетиторами, другая — что ЕГЭ вообще скоро отменят», — вспоминает предприниматель.

Из очередной поездки в Москву в ноябре 2012 года в Нью-Йорк Мягков не вернулся  несмотря на общий скепсис, решил все-таки запустить проект в России. «Мне звонят из офиса BCG, я им говорю о планах, а они в ответ: «Серьезно? Москва? У нас тут Манхэттен, карьера… ты уверен?» А меня как переклинило: хотелось запустить «пилот» до мая — финального месяца подготовки к госэкзамену», — рассказывает Михаил. Не удержали даже обещанные консалтинговой компанией годовые бонусы в $100 000: он отказался от вознаграждения и уволился из BCG.

Курс для неуверенных

Два месяца Мягков провел в режиме непрерывных деловых встреч: каждый день говорил с четырьмя-пятью потенциальными инвесторами и параллельно разрабатывал тестовую программу занятий пилотного курса для подготовки к ЕГЭ по математике. Помочь с анализом заданий экзамена и планом будущих занятий он попросил двух бывших коллег из Kaplan, которые говорили по-русски.

Первые шаги Михаил делал на деньги, накопленные за время работы в Kaplan и BCG, а в феврале удалось привлечь первого инвестора — основателя фонда «Прообраз» Александра Рудика. «К тому времени я глубоко вник в то, как система единых госэкзаменов работает за рубежом. Оказалось, ни одна страна, которая ввела такую систему, не вернулась к старой модели поступления в вузы. Этим я и стал убеждать инвесторов, которые не верили в будущее ЕГЭ», — рассказывает Михаил.

Общая сумма вложений в запуск Maximum Education составила, по словам Мягкова, 50-60 млн рублей. Инвестиции «Прообраза» и долю, которую фонд получил в компании, Михаил не называет. Структура собственности в СПАРК не отражена, так как проект принадлежит кипрской «Юмакс Лимитед», зарегистрированной в Лимассоле. На момент публикации материала «Прообраз» на запрос Forbes не ответил.

На привлеченные средства Мягков нанял еще семерых человек: айтишников, методистов, преподавателей математики. Чтобы успеть с запуском к маю, решили не заморачиваться с полноценной платформой для онлайн-занятий, а начали с занятий в классе. Для этого Михаил арендовал несколько помещений в одной из столичных частных школ, название которой не помнит.

Учителей Мягков по примеру Kaplan решил искать среди студентов вузов — мехмата МГУ, Физтеха и др. «Мне казалось, что преподавателями должны выступать не умудренные опытом профессора, которые и в обычных школах есть, а молодые ребята, которые сами недавно суперкруто сдали ЕГЭ и могут рассказать про подводные камни», — объясняет концепцию предприниматель. Кандидатов он отбирал в несколько этапов. Сначала откликнувшиеся на вакансию студенты писали мотивационные письма о том, почему хотят быть преподавателями: это позволяло отсеивать тех, кто хотел только подзаработать. Затем Мягков приглашал студентов провести для него пробный урок на любимую тему. Прошедших испытание знакомили с методистами и посвящали в программу занятий.

В апреле 2013-го, за месяц до сдачи ЕГЭ, курс по математике был готов к запуску. По расчетам Михаила, он должен был заинтересовать тех, кто прошел подготовку к экзамену, но не был уверен в своих силах. Курс состоял из практических занятий, на которых преподаватели разбирали типичные задания. Помимо офлайн-уроков, команда разработала и примитивный сайт с теорией и формулами к каждому уроку — можно было решать тесты дома. Стоимость курса составила 17 000 рублей — столько, по оценке Мягкова, абитуриенты могли потратить на частного репетитора за полтора-два месяца.